?

Log in

Verado

Previous Entry Поделиться Next Entry
01:27 am: Мерзко...
      Мерзко… Последние искры догорающего дня, солнце уже упало в сугроб и шипя, гаснет. Длинные серые тени, упавшие на белый снег, уже готовы слиться с наступающей темнотой. Самое гнусное и тоскливое время дня. Страх перед заходящим солнцем остался у человека с тех времен, когда он еще не был человеком. Ночь это время смерти и холода, время безысходности и отчаяния. А закат – предвестник этого. Это животный страх. «I hate to see that evening sun go down», как пел давным-давно и по другому поводу,  народ, который чувствует это острее прочих.  В одной стране далеко на западе. Так далеко и давно, что ее как будто и не было…
                Я стою возле длинного нелепого здания. Этому дому мой отец отдал всю свою жизнь, а брат молодость и характер. Да и я избежал этой участи лишь благодаря собственной тупости. Я на автобусной остановке, появляется человек, я знаю его. Он был в нашем доме, был на похоронах, он был тогда также тоскливо пьян, как и сейчас. Тоскливое пьянство для него – естественное состояние. Я отворачиваюсь, не хочу, чтобы он меня узнал, не хочу с ним говорить. Но он никого не замечает, он невменяем, пошатываясь,  он поворачивается к серому длинному дому, которому и он отдал молодость и здоровье и вот-вот отдаст жизнь. Смотрит, пытается прикурить и с гадливостью смотрит. Возможно он с поминок. Там теперь  так часто поминки. Старый алкоголик. Все они старые алкоголики. Я отворачиваюсь…
                С другой стороны к остановке подходит пара, парень забирал с работы свою пьяненькую подружку. Растрепанные волосы, опухшие веки, трясущиеся от обиды губы, смешная меховая шапка… «Я хотела им рассказать про волков,  как они любят друг друга, как они поддерживают друг друга! А они… Они сломали проектор, натерли мне мелом сумку, она лежала на моем черном шелковом платье, а ты знаешь, что мел с шелка не отмывается?! Какой же ты дурак!  Я их…» Она учительница в школе, ей не больше двадцати пяти, она хотела провести дополнительный урок. Она думала, что им будет интересно.  Она напилась и позвонила ему, она пила и плакала все то время, пока он ехал к ней.  Она… Её нельзя назвать красивой, она нескладная, она пришепетывает, но не это главное. В ее лице есть  что-то , что дает школоте повод издеваться над ней и не бояться наказания. Бесцветность и беззащитность… Она плачет и бормочет бессвязные угрозы, в этот момент в ней ломается и гибнет то, что поддерживало ее всю жизнь, самую светлую мечту, которая вела ее через школу, институт,  практику: любовь к детям и веру в учительство. Через несколько лет она станет обычной скучной училкой. А он… Он не обижается, он гладит ее по волосам, суконно и неумело утешает ее, он не знает, как ей помочь, ему неловко.
                Все, конечная, автобус приехал к метро, пассажиры плетутся к подземным воротам, чтобы смыть себя эскалаторами вниз, набить собой ненасытные утробы огромных червей, которые изрыгнут их в другом конце города, в уже окончательно победившую темноту.  Еще один отрезок пути. Мерзко…

Tags:
Разработано LiveJournal.com